«

»

Дек 06

Фразеологизмы из басен Ивана Крылова. Часть 2. 

Происхождение и значение фразеологизмов «ворона в павлиньих перьях», «ни пава, ни ворона», «услужливый дурак опаснее врага», «медвежья услуга», «мартышкин труд». 

фото: КрыловИван Андреевич Крылов родился 2(13) февраля 1769 года в Москве в семье военного, русский публицист, издатель сатирического журнала «Почта духов», автор комедий и трагедий, а с 1841 года — академик Петербургской Академии наук. Но прославился он написанием басен, которые отличались меткой и острой сатирой. Большое влияние на творчество И.А.Крылова оказал французский баснописец Жан де Лафонтен (8 июля 1621- 13 апреля 1695 гг.), который, в свою очередь, заимствовал сюжеты и идеи в основном у великого древнегреческого баснописца Эзопа, жившего приблизительно в 600-е года до н.э., а также римского поэта Федра (20-е года до н.э.-50-е года н.э.). За все время И.А.Крылов написал 236 басен. Многие выражения и цитаты из этих басен стали крылатыми и ушли в народ. Некоторые фразеологизмы, которые мы употребляем в обычной разговорной речи, не перестали быть актуальными и в наши дни.                  

Следует упомянуть писателя и преподавателя русского языка и словесности Владислава Феофиловича Кеневича (1831-1879 гг.), который исследовал и систематизировал труды И.А.Крылова на литературном поприще, написав трактат «Библиографические и исторические примечания к басням Крылова».  

 

Значение и происхождение фразеологизма «ворона в павлиньих перьях»  

Значение и происхождение фразеологизма «ни пава, ни ворона» 

фото: ворона в павлиньих перьяхЭти фразеологизмы получили широкое распространение в русском языке после опубликования басни И.А.Крылова «Ворона». Подобный сюжет был использован не только в басне «Сойка, украшенная перьями Павлина» Лафонтена, у которого И.А.Крылов иногда заимствовал темы басен. Аналогичная сюжетная линия еще ранее встречается в произведениях таких признанных мастеров-баснописцев, как Федра в басне «Надменная Галка и Павлин» и, конечно же, Эзопа а басне «Сойка и Голуби». 

Этой басне посвящена иллюстрация великого русского живописца и портретиста Валентина Александровича Серова (1865-1911 гг.) «Ворона в павлиньих перьях», находящаяся в Государственном Русском музее. На ней изображены гордые павлины, удивленно разглядывающие непонятно откуда взявшуюся маленькую ворону со свисающим павлиньим хвостом.   

Когда не хочешь быть смешон, 

Держися звания, в котором ты рожден. 

Простолюдин со знатью не роднися; 

И если карлой сотворен, 

То в великаны не тянися, 

А помни свой ты чаще рост. 

Утыкавши себе павлиньим перьем хвост, 

Ворона с Павами пошла гулять спесиво — 

И думает, что на нее 

Родня и прежние приятели ее 

Все заглядятся, как на диво; 

Что Павам всем она сестра 

И что пришла ее пора 

Быть украшением Юнонина двора. 

Какой же вышел плод ее высокомерья? 

Что Павами она ощипана кругом 

И что, бежав от них, едва не кувырком, 

Не говоря уж о чужом, 

На ней и своего осталось мало перья. 

Она было назад к своим; но те совсем 

Заклеванной Вороны не узнали, 

Ворону вдосталь ощипали, 

И кончились ее затеи тем, 

Что от Ворон она отстала, 

А к Павам не пристала. 

Я эту басенку вам былью поясню. 

Матрене, дочери купецкой, мысль припала, 

Чтоб в знатную войти родню. 

Приданого за ней полмиллиона. 

Вот выдали Матрену за барона. 

Что ж вышло? Новая родня ей колет глаз 

Попреком, что она мещанкой родилась, 

А старая за то, что к знатным приплелась: 

И сделалась моя Матрена 

Ни Пава, ни Ворона. 

Как мы видим из басни, ворона, желая очутиться в стае красивых и грациозных павлинов, прицепила павлиний хвост, чтобы быть похожей на них. Но не тут-то было. Красивые птицы устроили вороне хорошую взбучку. И вот избитая ворона пытается вернуться в свою старую стаю. Но вороны не узнали или не захотели узнавать и не приняли выскочку-ворону.

Здесь же мещанка Матрена, имея большое приданое, выходит замуж за барона, чтобы стать знатнее. Однако, новая родня продолжала попрекать Матрену и насмехаться над ее происхождением. 

Общество всегда и во все времена было разделено на богатых и бедных, на умных и глупых, на сильных и слабых и т.д. И чтобы перейти на более высокую ступень иерархической лестницы надо приложить немало усилий и времени. И порой, чтобы ускорить этот процесс, некоторые, подобно вороне и Матрене, идут на хитрость, обман и прочие уловки. Но не всегда новый круг знакомых воспринимает такого человека «за своего». Ко всему прочему и бывшие товарищи смотрят на него не так дружелюбно. 

Вот о таких зарвавшихся выскочек и говорят: «Ворона в павлиньих перьях» и «ни пава, ни ворона». Значение этих выражений одинаково. В основном так говорят о человеке, который хочет казаться более значительным в глазах окружающих, от чего выглядит только смешным. Пытаясь блеснуть своими несуществующими достоинствами, человек становится всеобщим посмешашим, потому что выглядит как-то несуразно, неловко и нелепо. Еще таких людей называют просто выскочками. 

Вот несколько примеров использования выражений «ворона в павлиньих перьях» и «ни пава, ни ворона» в художественной литературе: 

Анна Акимовна всегда боялась, чтобы не подумали про нее, что она гордая выскочка или ворона в павлиньих перьях.  

А. П. Чехов (1860-1904 гг.), «Бабье царство», 1893 г.  

Во время моей молодости. . . мы не позволяли себе в семейных домах невежливо спорить. . . нынешняя молодежь. . . , как ворона в павлиньих перьях, носится со своими идейками, хвастает ими. хочет вас подразнить ими. 

 А. Ф. Писемский (1821-1881 гг.), «Записки Салатушки». 

 

Значение и происхождение фразеологизма «услужливый дурак опаснее врага»  

Значение и происхождение фразеологизма «медвежья услуга» 

Исходной точкой появления выражений «услужливый дурак опаснее врага» и «медвежья услуга» в русском языке следует считать басню И.А.Крылова «Пустынник и медведь», опубликованная в 1808 году в журнале «Драматический вестник».

фото: медвежья услугаВыражение «медвежья услуга» в басне отсутствует, но зато очень точно характеризует смысл самой басни. Впервые же использовал эту фразу французский баснописец Лафонтен в басне «Медведь и садовник», откуда, собственно, сюжет уже своей басни «Пустынник и медведь» заимствовал И.А.Крылов. 

Надо отметить, что фразеологический оборот «медвежья услуга» с тем же значением присутствует в некоторых языках Европы. Например, в немецком – «bärendienst» и датском – «bjørnetjeneste». Добавим, некоторые языковеды полагают, что первоисточником сюжета является басня из Индии, где роль медведя отводится обезьяне.

Так или иначе, но именно басня И.А.Крылова популяризировала эти выражения в России, особенно выражение «медвежья услуга», которое в дальнейшем нашло широкое применение в художественной литературе.   

 «В наш нервный век мы рабы своих нервов; они наши хозяева и делают с нами, что хотят. Цивилизация в этом отношении оказала нам медвежью услугу». 

А.П.Чехов, «Дуэль», 1891 г. 

«Один лишь вольнонаёмно-сатирический журналец силился защитить и оправдать его поведение, но этими своими усилиями оказал ему лишь то, что называется медвежьей услугой». 

В. Крестовский, «Панургово стадо», 2007 г. 

«В сентябре 1871 года какая-то газета оповестила публику о возвращении писателя Достоевского из-за границы и этим оказала нам медвежью услугу. Кредиторы наши, доселе молчавшие, сразу явились с требованиями об уплате долго». 

А. Г. Достоевская, «Воспоминания», 1925 г. 

«Он хвалит нас слишком усердно, от статьи пахнет дешёвой рекламой. Предупредите его, что это медвежья услуга». 

Р. Штильмарк, «Наследник из Калькутты», 1958 г. 

А вот текст басни: 

Хотя услуга нам при нужде дорога, 

Но за нее не всяк умеет взяться: 

Не дай бог с дураком связаться! 

Услужливый дурак опаснее врага. 

Жил некто человек безродный, одинокой, 

Вдали от города, в глуши. 

Про жизнь пустынную, как сладко ни пиши, 

А в одиночестве способен жить не всякой: 

Утешно нам и грусть, и радость разделить. 

Мне скажут: "А лужок, а темная дуброва, 

Пригорки, ручейки и мурава шелкова?"- 

"Прекрасны, что и говорить! 

А все прискучится, как не с кем молвить слова". 

Так и Пустыннику тому 

Соскучилось быть вечно одному. 

Идет он в лес толкнуться у соседей, 

Чтоб с кем-нибудь знакомство свесть. 

В лесу кого набресть, 

Кроме волков или медведей? 

И точно, встретился с большим Медведем он, 

Но делать нечего: снимает шляпу, 

И милому соседушке поклон. 

Сосед ему протягивает лапу, 

И, слово за слово, знакомятся они, 

Потом дружатся, 

Потом не могут уж расстаться 

И целые проводят вместе дни. 

О чем у них, и что бывало разговору, 

Иль присказок, иль шуточек каких, 

И как беседа шла у них, 

Я по сию не знаю пору. 

Пустынник был неговорлив; 

Мишук с природы молчалив: 

Так из избы не вынесено сору. 

Но как бы ни было, Пустынник очень рад, 

Что дал ему бог в друге клад. 

Везде за Мишей он, без Мишеньки тошнится, 

И Мишенькой не может нахвалиться. 

Однажды вздумалось друзьям 

В день жаркий побродить по рощам, по лугам, 

И по долам, и по горам; 

А так как человек медведя послабее, 

То и Пустынник наш скорее, 

Чем Мишенька, устал 

И отставать от друга стал. 

То видя, говорит, как путный, Мишка другу: 

"Приляг-ка, брат, и отдохни, 

Да коли хочешь, так сосни; 

А я постерегу тебя здесь у досугу". 

Пустынник был сговорчив: лег, зевнул, 

Да тотчас и заснул. 

А Мишка на часах — да он и не без дела: 

У друга на нос муха села. 

Он друга обмахнул; 

Взглянул, 

А муха на щеке; согнал, а муха снова 

У друга на носу, 

И неотвязчивей час от часу. 

Вот Мишенька, не говоря ни слова, 

Увесистый булыжник в лапы сгреб, 

Присел на корточки, не переводит духу, 

Сам думает: "Молчи ж, уж я тебя, воструху!"- 

И, у друга на лбу подкарауля муху, 

Что силы есть — хвать друга камнем в лоб! 

Удар так ловок был, что череп врозь раздался, 

И Мишин друг лежать надолго там остался! 

Как мы видим из басни, медведь, желая оказать услугу своему спящему другу, отгонял от него муху, чтобы та не могла потревожить его сон. Но переусердствовал и, то ли сдури, то ли сгоряча, убил не только муху, но и своего товарища, которому так сильно не повезло с другом. 

Как говорится: «Заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет». Еще хуже, если этот лоб совсем другого человека, как в этой басне. А еще говорят: «Хуже дурака – дурак с инициативой». Просто не знаешь, чего ожидать от такого человека, от чего становится как-то «не по себе». 

Выражение же «услужливый дурак опаснее врага» подразумевает собой человека, который, искренне желая помочь и быть полезным в чем-то, наоборот – только все портит и делает еще хуже, чем было. Одним словом, своей «помощью» создает только проблемы и неприятности. Причем, тому, кому он ее, эту «помощь», оказывает. Хотел, как лучше, а получилось, как всегда. Вот именно такая помощь и называется «медвежьей услугой». 

Произносится эта фраза уже после того, когда «услуга» совершена, и остается только пытаться исправить содеянное, коря себя за то, что попросил о помощи и самого «помощника» за его «помощь». 

Но «медвежья услуга» может иметь и немного другое значение, когда считается, что действительно была оказана какая-то нужная помощь, но в дальнейшем эта «услуга» может «аукнуться». Например, сделать какую-то работу за другого человека, хотя в этом он должен уметь разбираться сам. То есть в дальнейшем, эта же работа вызовет у человека большие затруднения. Или, например, сделать школьное домашнее задание за ребенка. Что тоже ни к чему хорошему не приведет. 

Так что «медвежья услуга» — это оказанная помощь, приносящая в конечном итоге больше вреда, чем пользы. 

 

Значение и происхождение фразеологизма «мартышкин труд» 

фото: мартышкин трудПод выражением «мартышкин труд» мы понимаем бессмысленную и безрезультатную работу. Причем неважно, сколько усилий будет затрачено на эту работу, результат один – нулевой. 

Происхождением фразеологизма «мартышкин труд» считается басня И.А.Крылова «Обезьяна», впервые напечатанная в сборнике «Новые басни» в 1811 году:  

Как хочешь ты трудись; 

Но приобресть не льстись 

Ни благодарности, ни; славы, 

Коль нет в твоих трудах ни пользы, ни забавы. 

Крестьянин на заре с сохой 

Над полосой своей трудился; 

Трудился так крестьянин мой, 

Что градом пот с него катился; 

Мужик работник был прямой. 

Зато, кто мимо ни проходит, 

От всех ему: спасибо, исполать! 

Мартышку это в зависть вводит. 

Хвалы приманчивы, — как их не пожелать! 

Мартышка вздумала трудиться: 

Нашла чурбан, и ну над ним возиться! 

Хлопот 

Мартышке полон рот: 

Чурбан она то понесет, 

То так, то сяк его обхватит, 

То поволочет, то покатит; 

Рекой с бедняжки льется пот; 

И, наконец, она, пыхтя, насилу дышит: 

А всё ни от кого похвал себе не слышит. 

И не диковинка, мой свет! 

Трудишься много ты, да пользы в этом нет. 

Однако подобный сюжет присутствует в басне «Пахарь и Обезьяна» одного из наиболее ярких представителей русской литературы 18-го века, критика, поэта и драматурга Александра Петровича Сумарокова (1717-1777 гг.). Это никоим образом не умоляет заслуг нашего великого баснописца И.А.Крылова, но судите сами – сюжет один в один:  

Мужикъ своимъ трудомъ на свете жить родился,  

Мужикъ пахалъ, потелъ, мужикъ трудился,  

И отъ труда  

Онъ ждетъ себе плода.  

Прохожій похвалилъ работника съ дороги.  

То слыша подняла и обезьяна ноги,  

И хочетъ похвалы трудами испросить,  

Отъ любочестія и въ ней разжегся пламень,  

Взяла великой камснь,  

И стала камень сей переносить,  

На место съ места,  

А камень не пирогъ, и зделанъ не изъ теста;  

Такъ ежели когда носить ево хотеть,  

Конечно надлежитъ нося ево потеть:  

Потеетъ и трудится.  

Другой прохожій шелъ,  

Въ труде ее нашелъ,  

И говоритъ: на что толикой трудъ годится?  

Безумцы ни когда покоя не хранятъ.  

Вперсдъ не заманятъ  

Къ трудамъ меня, она болтала:  

Свой камень бросила, трудиться перестала,  

И жестоко роптала,  

На что хвала другимъ, за то меня бранятъ. 

Как мы видим, в обоих произведениях переплетается тяжелый труд крестьянина, вызывающий многочисленные похвалы и одобрение, и бестолковый «мартышкин труд», который остался ни кем не замеченный.

Хотя физические усилия у героев басен одинаков, зато результат кардинально противоположный. В труде крестьянина мы видим смысл, а в обезьяньих стараниях нет никакого здравого смысла. Ведь обезьяна, завидуя крестьянину, что все ее хвалят, думала, что если она, делая что-то (неважно что), устанет также как крестьянин, то ее непременно заметят и поблагодарят за ее нелегкий труд.

Только не учла мартышка, что работа должна быть полезной. Ведь мерилом работы считается не усталость, а полезность. Мораль проста она в самой басне:  

Ни благодарности, ни; славы, 

Коль нет в твоих трудах ни пользы, ни забавы. 

Правда, самого выражения «мартышкин труд» в басне нет. Впервые ее озвучил литературный критик и публицист Дмитрий Иванович Писарев (1840-1868 гг.): 

Мартышкин труд не есть работа. Если такой мартышкин труд производится вполне сознательно, то есть если трудящаяся личность сама понимает свою бесполезность и сама говорит себе и другим: я трутень и хочу быть трутнем, потому что это мне приятно, тогда, разумеется, не о чем и толковать, потому что неизлечимые больные не нуждаются ни в дружеских советах, ни в медицинской помощи. Но можно сказать, наверное, что большая часть мартышкина труда производится в каждом человеческом обществе по чистому недоразумению. 

Д. И. Писарев, «Литературная критика в трех томах», том второй, «Реалисты», 1864-1865 гг. 

Здесь Д.И.Писарев рассуждает о пользе отдельно взятого человека для общества. Так что неудивительно, что именно фразу «мартышкин труд» употребил как признак бесполезных стараний и напрасных усилий. После этого фразеологизм прочно вошел в русский язык и нашел применение, как в литературе, так и в разговорной речи. 

Очертили границу капонира, взяли лопаты и стали соскребать снег. Работали молча, остервенело… Саня едва стоял на ногах. — Головой ручаюсь, что это мартышкин труд. Вот увидите — завтра с рассветом отсюда уедем, — сказал наводчик.  

В.А.Курочкин, «На войне как на войне», 1970 г. 

Поймавшись взглядом за угол зимовья, Аким с удовольствием отметил: осадка избушки та же, что и ранней осенью, — значит, не мартышкин труд то, что талец, наладившийся подмывать жилище, отведён Акимом в гущи «сада», что упёрты в набережную стенку три слеги да подлатана корой крыша — человеческие руки, они и строят, и хранят, без них даже лесная избушка дряхлеет.  

В. П. Астафьев, «Царь-рыба», 1974 г.  

Он был воистину Хозяином и потому стремился свести к минимуму «мартышкин труд» или труд согласно поговорке: «Что нам, малярам, — дождь идёт, а мы красим».  

Чуев Феликс, «Ильюшин», 1998 г. 

«Теперь я понял, что такое мартышкин труд», — резюмировал Козинцев, и весь обоз потянулся обратно не солоно хлебавши.  

Василий Катанян, «Прикосновение к идолам», 1998 г. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>